Текст:Меньшов Виктор. Сказка о том, как из дома вышел человек и что из этого получилось (ж. Кукумбер 2010 № 05)

Материал из Буквицы
Версия от 13:54, 20 июля 2018; Karaby (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Меньшов Виктор — Сказка о том, как из дома вышел человек и что из этого получилось Рубрика: Доска почета и уважения

Начать нужно так, как сказка начинается: Жил-был Хармс… Нет, не так: Жил-был Шардам… Нет: Жил-был Чармс… Нет, опять не так: Жил-был Шармс, нет, писатель Колпаков! Нет – Иван Топорышкин! Нет – Дандан! Нет – Карл Иванович Шустерлинг! Нет, жила-была Умная Маша! Ну, так уж совсем не бывает! Не может быть Карл Иванович Умной Машей! Может, может! Потому что все эти весёлые имена-псевдонимы, как и многие другие, принадлежат Даниилу Ивановичу Ювачеву, известному как писатель Даниил Хармс. Даниил Хармс родился в Санкт-Петербурге. Там он учился, работал и жил. Учился он хорошо, проявил способности к языкам, свободно владел немецким и английским, хорошо рисовал, но прославился как неистощимый выдумщик. Он придумал себе несуществующего брата, переодевался и приходил к вызывавшим родителей учителям, утверждая, что родители заняты и попросили сходить на беседу брата Даниила. Проделкам не было конца, Даниил разыгрывал порой целые спектакли. Он так и остался на всю жизнь весёлым фантазёром. Творчество было его жизнью, и Хармс превратил его в бесконечную игру. Большинство стихов Хармса можно не только читать, в них можно играть. Он – Настоящий Волшебник и стихи у него волшебные. Не верите? Пожалуйста – вот вам стихотворение «Игра»:

Бегал Петька по дороге, по дороге,

по панели,

бегал Петька

по панели

и кричал он:

– Га-ра-рар! Я теперь уже не Петька,

разойдитесь!

разойдитесь!

Я теперь уже не Петька,

я теперь автомобиль… Разве можно усидеть на месте?! Неужели тебе не хочется выскочить на улицу, вертеть в руках воображаемую «баранку», и кричать, захлёбываясь от восторга: Разойдитесь! Разойдитесь! Я теперь автомобиль! А потом читать дальше и с лёгкостью превращаться в самолёт и в почтовый пароход. А дальше – уже как личная фантазия подскажет, во что вам превращаться. Фантазия Хармса не знает предела. И разве может быть предел у Настоящей Фантазии? Только Настоящий Волшебник может побывать в цирке «Принтинпрам» на Невероятном представлении. Взять вас с собой? Для Настоящего Волшебника нет ничего проще. Представление начинается! Ап! Сто коров,

Двести бобров,

Четыреста двадцать

Учёных комаров

Покажут сорок

Удивительных номеров. Четыре тысячи петухов

И четыре тысячи индюков

Разом

Выскочат

Из четырёх сундуков… И это еще не всё! Это только начало представления! Представляете, что будет дальше?! Не представляете? Тогда читайте Хармса – он всё расскажет. У него всё просто, как у Настоящего Волшебника. Хотите полетать? Легко! Надоело мне сидеть,

захотелось полететь,

разбежаться,

размахаться

и как птица полететь. Разбежался я, подпрыгнул,

крикнул: «Эй!»

Ногами дрыгнул.

Давай ручками махать,

давай прыгать и скакать. Меня сокол охраняет,

сзади ветер подгоняет,

снизу реки и леса,

сверху тучи-небеса. Для поэта Хармса не было ничего невозможного. Он мог всё. Нет, не всё. Он не мог быть скучным, занудливым. Вместе с другими хорошими поэтами и писателями Даниил Хармс делал замечательные детские журналы «Чиж» (Чрезвычайно Интересный Журнал) и «Ёж» (Ежемесячный Журнал). Для этих журналов он написал множество стихов, сказок, загадок. Например, таких:

Я шёл зимою вдоль болота

В галошах,

В шляпе

И в очках.

Вдруг по реке пронёсся кто-то

На металлических

Крючках. Я побежал скорее к речке,

А он бегом пустился в лес,

К ногам приделал две дощечки,

Присел,

Подпрыгнул

И исчез. И долго я стоял у речки,

И долго думал, сняв очки:

«Какие странные

Дощечки

И непонятные

Крючки!». Вы, конечно, уже догадались, что это за крючки и дощечки? Хармс был Очень Весёлый Волшебник. Он был большой озорник, очень любил розыгрыши. Однажды, когда Хармс заболел, и врач приехал к нему домой, он с удивлением увидел заклеенные чёрной бумагой окна, а больной Хармс лежал на кровати в башмаках, в пальто и перчатках, под раскрытым зонтиком. Врач испугался и убежал, думал, что это сумасшедший. К сожалению, жил Весёлый Волшебник в очень грустные времена. Вокруг было много серых людей, и они очень хотели, чтобы все были одного с ними цвета – серыми. А Хармс не любил серый цвет. Он хотел быть ярким. Он ходил в клетчатой кепке, курил трубку, носил белые гетры и клетчатые короткие брюки. Он любил разноцветный мир. Серые люди арестовали Хармса, и он умер в тюрьме. Но разве может Настоящий Волшебник умереть?! Поэт Александр Галич рассказал такую историю. Однажды серые люди захотели посадить Хармса в тюрьму. Но соседи сказали, что он вышел на улицу купить табак. Серые люди ждали-ждали Хармса, да так и не дождались. Решили прийти в другой раз. Они ушли, а вслед за ними, прямо как в стихотворении Хармса: Из дома вышел человек

С дубинкой и мешком

И в дальний путь

И в дальний путь

Отправился пешком. Он шёл всё прямо и вперёд

И всё вперёд глядел.

Не спал, не пил,

Не пил, не спал,

Не спал, не пил, не ел. И вот однажды на заре

Вошёл он в тёмный лес.

И с той поры

И с той поры

И с той поры исчез. А что случилось дальше, написал Александр Галич. Слово «опер» значит – оперуполномоченный, это слуга серых людей, который получил приказ арестовать Хармса и каждый день ходил к нему домой. Итак, из дома вышел человек, а за ним… За ним бежали сто собак,

И кот по крышам лез…

Но только в городе табак

В тот день как раз исчез.

И он пошёл в Петродворец,

Потом пешком в Торжок…

Он догадался, наконец,

Зачем он взял мешок… Он шёл сквозь свет И шёл сквозь тьму, Он был в Сибири и в Крыму, А опер каждый день к нему Стучится, как дурак… И много, много лет подряд Соседи хором говорят — Он вышел пять минут назад, Пошёл купить табак… Вот так весёлый волшебник Хармс одурачил серых людей. Конечно же, он бессмертен, как и все Настоящие Волшебники. Он не просто исчез, он присматривал за городом, помог ему выстоять в жестокую блокаду, потому что над городом летал воздушный шар, а в нём… По вторникам над мостовой

воздушный шар летал пустой.

Он тихо в воздухе парил,

в нём кто-то трубочку курил,

смотрел на площади, сады,

смотрел спокойно до среды,

а в среду, лампу потушив,

он говорил: – Ну, город жив! Ты, конечно же, догадался, мой мудрый читатель, кто курил трубочку в воздушном шаре. Напиши нам в журнал свои отгадки. И еще одна весёлая задача от Настоящего Волшебника Даниила Хармса, на неё мы тоже ждём твой ответ: Храбрый ёж Стоял на столе ящик. Подошли звери к ящику, стали его осматривать, обнюхивать и облизывать. А ящик-то вдруг – раз, два, три – и открылся. А из ящика-то – раз, два, три – змея выскочила. Испугались звери и разбежались. Один ёж не испугался, кинулся на змею и – раз, два, три – загрыз её. А потом сел на ящик и закричал: «Кукареку!» Нет, не так! Ёж закричал: «Ав-ав-ав!» Нет, и не так! Ёж закричал: «Мяу-мяу-мяу!» Нет, опять не так! Я и сам не знаю как. Кто знает, как ежи кричат?